Денис Драгунский. Интервью.

By 14.01.2019Эксперты
  1. В нашем проекте дети берутся за взрослую работу — создают книги. Ваша первая профессиональная реакция какая на это? Принесет ли это им пользу? Какую?

Конечно, принесет! Во-первых, для детей полезно узнавать, что такое настоящая взрослая работа. Во-вторых, они будут быстрее учиться думать, вспоминать, сопоставлять события, и излагать все это внятным и четким языком. Это очень важно для любой будущей работы.

  1. Что происходит с человеком, когда он пишет книгу? Что в нем развивается?

Человек учится понимать себя и окружающих. В нем развивается целый спектр важнейших качеств. Прежде всего – сочувствие, умение сопереживать. Внимание, пристальный взгляд, память. Историческое мышление, то есть понимание, что сегодня все происходит иначе, чем вчера, а завтра – все может измениться еще сильнее. Что и отдельные люди, и общество в целом, и государство, и наша планета – все находится в постоянном изменении. Ну, об умении логически мыслить, четко излагать – я и не говорю, это подразумевается.

  1. Способности художника или музыканта в человеке можно определить в детском возрасте. Над этим работают художественные и музыкальные детские школы. А в каком возрасте в человеке начинает проявляться талант писателя? По каким главным критериям это можно определить? Когда Вы поняли, что из Вас получится писатель?

Не совсем так. Способности музыканта проявляются раньше всего, чуть ли не в три-четыре года. Математический гений может проснуться в десять лет или чуть раньше. С талантом художника сложнее. В шесть-восемь лет все дети – таланты. Каждый ребенок с кисточкой и красками – просто Сезанн или по меньшей мере Матисс! Но потом это куда-то улетучивается. За редким исключением талантливый художник проявляется уже в позднем подростковом возрасте. Примерно в этом же возрасте может проявиться поэтический дар. А талант прозаика приходит гораздо позже. Лет в двадцать самое раннее, да и то это прекрасные исключения. В 25 – 30, примерно вот так. Недаром уже много переживший Пушкин писал: «Лета к суровой прозе клонят». А критериев, что появился талант писателя, самое маленькое два. Первый: написать рассказ, который будет интересен незнакомым людям. Второй: написать таких рассказов много. Как известно, «талант не в том, чтобы написать одну страницу, а в том, чтобы написать их триста». Вот когда я написал 200 рассказов в Живом Журнале, и у меня появились тысячи друзей, и издательство предложило мне сделать книгу – вот тогда я понял, что я писатель. А было мне, извините, пятьдесят семь лет.

  1. Как вы, профессиональный писатель, настраиваетесь на книгу? Как выбираете тему будущей книги? И что можете порекомендовать молодым авторам?

Никак не настраиваюсь. Тема приходит сама, иногда во сне (мне легче, потому что я пишу по большей части короткие рассказы). Сажусь и пишу. Вот и все. Как токарь подходит к станку, художник – к мольберту, а рыбак – к лебедке, которая вытаскивает сеть. Моя рекомендация молодым авторам будет очень суровой. Дорогие молодые авторы! Вы представляете себе журналиста, который вдруг, во время отпуска, решил немного поработать ядерным физиком на синхрофазотроне? Или бухгалтера, который по субботам и воскресеньям идет в больницу и делает операции на сердце? Смешно, правда? Вот так же и мне смешно слышать о писателях «в свободное от работы время». Писательство – это работа, и ею надо заниматься всерьез. Успех приходит только к тем, у кого это основная, главная, единственная профессия.

  1. ВЫ МАСТЕР КОРОТКОГО РАССКАЗА. ЧТО МОЖЕТЕ ПОРЕКОМЕНДОВАТЬ ДЕТЯМ, КОТОРЫЕ СОЧИНЯЮТ СВОИ КОРОТКИЕ РАССКАЗЫ, ПРО СЕБЯ И СВОИХ ДРУЗЕЙ?

Рассказ должен иметь начало и конец. То есть завязку и развязку. Не пишите «этюды», то есть просто наблюдения. Это полезно, но для внутренней работы, для дневника или записной книжки. Рассказ – это прежде всего сюжет. Далее, рассказ – это герои. Герои должны быть точными. Не просто «один мальчик» или «одна девочка», а ученик такого-то класса, живущий в таком-то городе, у него такие-то мама и папа, он отличник-хорошист, троечник или двоечник, и так далее. Внимание, внимание! Все это, конечно, не надо описывать в рассказе вот так, как я сказал, в виде анкеты. Но вы должны это про своих героев точно знать! Тогда в рассказе вдруг, как бы само собою, появится какое-то точное словечко, точная черточка – и читатели вам поверят.

  1. Виктор Драгунский — классик детской литературы, Вы, Денис Драгунский — прообраз главного героя его Денискиных рассказов. Есть ли в его рассказах что-то из того, что случалось в вашей реальной жизни?

Конечно, есть! Это черты нашей жизни, наша школа, двор, улица. Это мои друзья Мишка и Аленка и все остальные, это моя учительница Раиса Ивановна – всё это реальные люди вот с этими именами. Но конкретные сюжеты мой отец, конечно же, придумывал сам. Иначе он не был бы писателем! Хотя в них есть отдельные кусочки того, что происходило на самом деле. Такое своего рода «лего», где кусочки реальности соединяются с художественным вымыслом.

  1. Что волновало Вас в школьные годы? И какие волнения сохранились на годы?

Справедливость прежде всего меня волновала, в самом широком смысле – от социальной справедливости до справедливости при выставлении оценок в школе. Я был мальчиком из подвала в доме, где жила советская элита. То есть был «бедняком» рядом с «богачами». А потом мы с папой и мамой переехали в большую отдельную квартиру, и я вдруг стал «богачом» по сравнению с ребятами, которые жили в стареньком деревянном домике рядом с нашим домом. В подмосковной деревне еще в 1960-е годы я видел земляные полы, а по комнате, где живут люди, ходили куры. Это меня волнует до сих пор.

  1. Как сейчас Вы оцениваете свои детские мысли, убеждения, поступки? Насколько они были взрослыми?

Они были очень резкими, порывистыми, безоглядными. Я быстро ссорился и лез в драку, я влюблялся по уши и «на всю жизнь», я увлекался новыми дружбами и занятиями. Радиотехника, фото, рисование, мотоцикл, спортивный бадминтон, религия, классическая музыка, философия, уличный бокс, антисоветские листовки, латинский язык, аквариумные рыбки… Это было прекрасно. Ничего «взрослого» — то есть рационального, расчетливого, взвешенного – в этом не было. Но это был заряд на всю жизнь. До сих пор меня подпитывает.

  1. Могут ли дети отвечать на «взрослые» вопросы (те, которые обсуждают в СМИ или в Интернете)? Вам, как писателю, было бы интересно познакомиться с их суждениями? На какие темы?

Конечно, могут, и я бы с удовольствием и огромным интересом бы попытался узнать, что дети думают о своем будущем. Просто, конкретно: кем работать, где работать, зачем работать? Когда вступить в брак, сколько детей будет и будут ли дети вообще? Как планируются отношения с постаревшими родителями? Это самое главное, мне кажется.

  1. Что Вам как писателю более всего интересно в детской речи или письме? Сюжет? Эмоции? Выдумка/ложь? Безапелляционная уверенность в своей правоте? Протест? Мудрость (устами ребенка…)

Всё вместе. Прежде всего – взгляд на мир, понимание мира.

  1. Какие темы и вопросы важны для понимания, представления и описания в молодом школьном возрасте? Чему рекомендуете посвящать книги класса? О чем писать?

Лучше всего писать о том, что знаешь. О себе прежде всего. О своей семье. Если есть возможность и желание – об истории своей семьи. Вот такая книга – сборник семейных историй 7-го класса «А» такой-то школы – будет, наверное, самой интересной.
Очень интересно было бы прочитать такой, что ли, самоанализ класса. Ведь в любом классе есть вожаки, авторитетные мальчики и девочки, есть «общая масса», а есть ребята, которых затирают, задвигают в угол. Написать такую книжку – чтобы услышать все голоса, девочек, мальчиков, общих любимцев и «омег»! – было бы очень полезно прежде всего для самих ребят.

  1. Вы сейчас работает над книгой? О чем она? В этой связи, Вам было бы интересно узнать мысли, видения и представления молодого поколения о том, о чем задумываетесь Вы? (Мы могли бы поставить такую творческую задачу участникам ВШЛ — ответить в своих книгах на Ваши вопросы).

Я сейчас пишу рассказы, которые войдут в следующий сборник, поэтому вопрос «о чем ваша книга» не совсем по адресу. Я же рассказчик, а не романист (хотя последняя моя книга была именно романом, но это все же исключение).

Я бы хотел послушать (почитать) ответы вот на какой вопрос. Дорогие мои друзья! Вам сейчас по 14-16 лет. Возьмем в руки очень длинную линейку, целый метр. Смотрите, до 10 лет вы были совсем детьми, вы полностью, каждый миг, зависели от взрослых. Но вот замечательный подростково-юно-молодой возраст. От 12 до… до 22-х, да? А в 22 года вы уже, как говорят экономисты, «выйдете на рынок труда». То есть будете сами себе искать работу и заработок. То есть станете взрослыми. А продолжительность жизни примерно 75 лет, а то и больше, верно? А теперь глядим на линейку. И получается, что подростково-молодежные 10 лет (с 12 до 22) – это всего лишь примерно одна шестая взрослой жизни (если отнять совсем уж детское детство). То есть 15% примерно. Так вот. Все говорят «взрослые должны понять подростков и молодежь!» А может быть, все наоборот? Может быть, это подростки и молодежь должны учиться понимать взрослых? Для собственной же пользы. Молодость и подростковость быстро уходят, а взрослость будет длиться десятилетиями.
Поэтому мне интереснее всего узнать, как подростки мыслят свою взрослую жизнь. Не страшатся? Ответственности, труда (подчас неинтересного, тупого, низкооплачиваемого), безденежья, необходимости экономить, необходимости улыбаться неприятному человеку и говорить ему: «будет сделано, извините, больше не повторится! конечно, вы правы, дорогой шеф!»? Не боятся ли будущего одиночества? Или забот о ребенке? Не недооценивают ли трудностей и проблем взрослой жизни?

  1. Можно ли организовать коллективное интервью старшеклассников с Вами? Дать им возможность в формате онлайн-встречи задать Вам вопросы, на которые они пробуют ответить сами вы своих книгах класса?

Да, разумеется, можно!